Дело экс-гендиректора «Автоприбора» Алексея Мельникова вернули прокурору из-за пропущенного двоеточия
Бывшего руководителя завода при этом оставили под стражей
Ирина Мальцева

Известного во Владимирской области предпринимателя Алексея Мельникова, возглавлявшего завод «Автоприбор», в июле Фрунзенский районный суд признал виновным в мошенничестве и растратах в особо крупном размере. По двум эпизодам – о преднамеренном банкротстве и злоупотреблении полномочиями – его оправдали. Экс-руководителя и собственника «Автоприбора» приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы, оштрафовали на 700 тысяч рублей и взяли под стражу в зале суда. Сам Алексей Мельников так и не признал свою вину и настаивал на полном оправдании. Обжаловать приговор решили и сторона защиты, и гособвинитель. В начале ноября Владимирской областной суд отменил приговор, направив дело на новое рассмотрение в тот же суд, но уже другому судье. Кстати, освобождать бизнесмена из-под стражи суд не стал, продлив его арест до 5 февраля 2020 года.
В круге втором

6 декабря во Фрунзенском районном суде началось новое рассмотрение, причем суд должен рассмотреть заново все дело, в том числе те эпизоды, по которым бывшего гендиректора ранее оправдали. Напомним, по версии обвинения, Алексей Мельников сознательно обанкротил предприятие, причинив ему ущерб более чем в 1,4 миллиарда. Еще почти 35 миллионов из-за его действий недополучили налоговики. Но в самом начале заседания судья Фрунзенского районного суда вынес вопрос о возвращении дела прокурору. По его мнению, обвинительное заключение было составлено с нарушениями требований законодательства: непонятно, в чем именно заключался обман и кто кого обманул, когда именно было совершено преступление, на какую дату учитывался ущерб, указаны противоречивые цели обвиняемого, недостаточно ясно сформулированы мотивы поступков обвиняемого. Гособвинитель, помощник прокурора города Владимира Светлана Кривова просила сделать перерыв до понедельника, чтобы согласовать свою позицию с прокурором, но судья предоставил для этого всего один час. Впрочем, этого времени ей хватило. - Обвинительное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального кодекса, а уточнить характер деяний и их длительность и место не представляется возможным, но предприятие зарегистрировано в городе Владимире, все правонарушения происходили на территории города, - отметила она. Обман же, по мнению прокуратуры, заключался в совершении восьми сделок с аффилированными лицами, которые привели к утрате предприятием производственной линии и денег. Также объяснила гособвинитель и некоторые проблемы с пониманием обвинительного заключения: там было пропущено двоеточие. Отсутствие знака препинания и мешало разобраться, кто и кому причинил ущерб. Светлана Кривова заявила, что возвращать дело прокурору преждевременно, все нарушения носят технический характер и их легко уточнить и исправить в ходе судебного следствия.

Казнить нельзя помиловать

Иного мнения придерживалась защита. - В юридическом документе важно каждое слово, каждый знак препинания. Это обвинительное заключение нельзя прочитать, его нужно интерпретировать, а делать это суд не вправе. Кроме того, допущены нарушения законодательства. Нет описания преднамеренного банкротства, следователь допустил формулировки, которые законом не предусмотрены. Также смешаны понятия прибыль и выручка – а они абсолютно разные. Не ясно, и кого мой подзащитный обманывал .если он был 100-ным акционером и собственником, - отметил адвокат Дмитрий Фомичев. Также у защиты возникли вопросы, каким образом был рассчитан ущерб: никаких схем расчета и формул не было. Алексей Мельников ,по прежнему не признававший себя виновным, также признал .что ему непонятно, в чем его обвиняют. - В обвинительном заключении масса противоречий. Как можно сказать, что предприятие получало убыток, если оно не получало выручку? Ниже определенного уровня мы всегда работаем в минус, но сохраняем другие активы: трудовой коллектив, остаемся в реестре поставщиков, это тоже многого стоит. Я не понимаю, почему я мошенник. Как я мог обмануть сам себя? – заявил он. – Все, что толкуют как обвинения, было вызвано экономической необходимостью. Также Алексей Мельников отметил, что из дела исчезли шесть годовых бухгалтерских отчетов предприятия. Которые как раз и могли объяснить, кто именно и с какой целью банкротил завод. После часового совещания судья принял решение. Дело все же вернут прокурору, поскольку нарушения в обвинительном заключении слишком серьезны, чтобы устранить их в ходе судебных рассмотрений. Например, вероятно, придется снова провести финансовую экспертизу, которая поможет установить точную сумму и дату ущерба. При этом освобождать из-под стражи Алексея Мельникова суд не стал: он останется там до 5 февраля следующего года, как ранее решил суд высшей инстанции. Его имущество тоже пока останется под арестом.
Made on
Tilda